Category: армия

OSPREY ПОДСУЕТИЛИСЬ

"ОСПРИ Паблишинг" подсуетился и в этом году издал 228 выпуск под названием "Армии Российской войны в Украине". Особую злободневность придают изданию рисунки выполненные с реально существующих/вавших персонажей.





Да простят меня борцы с пиратами ...
Collapse )

ЧАС

Каменные кресты над могилами немецких солдат Первой Мировой. Хоглед, Бельгия




Collapse )

От героев былых времен ...

Поврежденный осколками Кольт - реликвия арденнского сражения

1


Уже больше семидесяти зим отсчитало время от тех памятных дней декабря 1944 года, когда, собрав в единый кулак более 200 тысяч солдат, гитлеровцы предприняли свою последнюю попытку изменить ход войны в Западной Европе, начав операцию "Wacht am Rhein" - "Стража на Рейне". Действие этой зимней баталии происходило в Арденнах - выражаясь военным языком -"горно-лесистой местности" на юго-западе Бельгии.

Collapse )

Ударный авианосец "Юнайтед Стейтс" (CVA-58 United States). Часть 1

Прекрасно проработанная статья, найденная на каком-то безвестном сайте.

Автор -  Вадим Медынский

(  Пассажи про коварных американцев, мудрого Сталина и т.д. можно пропускать. Традиционная российская приправа для статей на военную тему )







На пороге ядерной войны.

Ударный авианосец "Юнайтед

 Стейтс" (CVA-58 United States)


24 марта 2015

"Давай поиграем в мировую термоядерную войну!"
Дэвид Бишофф, "Недетские игры"



Содержание:

Начало "ядерной эры"
Супер-бомба, супер-самолёт, супер-авианосец: первые наброски
Программа флота номер один (описание конструкции, технические данные)
Восемь боевых вылетов: авиагруппа для "Юнайтед Стейтс"
"На весь флот оставлю один авианосец..." Новое руководство, новые решения
Заключение. Король умер - да здравствует король!
Список источников, благодарности


32414_01

Поздний вариант проекта "Юнайтед Стейтс", рисунок художника Бруно Фигалло (октябрь 1948 года)


Начало "ядерной эры"


Хотя исход Второй мировой войны решался далеко от американских берегов и при достаточно скромном участии американских войск - никто не мог сказать, что выиграл в той войне больше, чем США. Понеся наименьшие потери, Соединённые Штаты получили наибольшие приобретения по итогам войны. И одним из ценнейших приобретений была британская программа разработки ядерного оружия, для секретности называемая тогда Tube Alloys - "трубные сплавы". На американской земле, с американской научной и производственной базой, это "зерно" проросло и дало свои буйные грибовидные "всходы" - сначала над полигоном Аламогордо, а затем и над японскими городами Хиросима и Нагасаки. Начиналась новая эпоха в мировой истории, и первую скрипку в мировом оркестре отныне собирались играть США. Как выражался тогда американский президент Гарри Трумэн - "сейчас перед Америкой стоит жгучая потребность править миром".

Только одна страна на земном шаре тогда не боялась открыто спорить с Америкой - это Советский Союз. Русского "дядюшку Джо" не удавалось запугать даже ядерной бомбой - он так и "гнул свою линию", неизменно ставя интересы своей собственной страны выше интересов США и Запада.



Лирическое отступление: "даём вам 48 часов, а не то..."

Показателен эпизод, произошедший весной 1946 года в связи с Ираном. Во время войны эта страна была оккупирована совместно английскими, советскими и американскими войсками, чтобы закрепить за антигитлеровской коалицией иранскую нефть и не допустить вступления Ирана в войну на стороне "Оси". К 3 марта 1946 года, согласно договорённостей, войска должны были быть выведены, но СССР с этим тянул, ссылаясь на трудности с переброской частей в распутицу. На деле советские войска охраняли недавно созданные в Иране автономные республики иранских азербайджанцев и курдов - естественно, дружественные СССР. Да и смешанное советско-иранское нефтяное общество куда быстрее и успешнее создавалось, пока в Иране стояли советские танки (уж кто-кто, а США это очень хорошо понимали). Естественно, делиться чужой нефтью американцы не собирались ни с кем, тем более с Советским Союзом, поэтому советскому послу было сообщено в ультимативной форме: "ваши войска должны быть выведены из Ирана в 48 часов, иначе мы не остановимся перед тем, чтобы сбросить на вас атомную бомбу". Угроза пропала втуне: советские войска были выведены из Ирана только через два месяца вместо двух суток. Понятно, президента Трумэна такое демонстративное пренебрежение его сильнейшим козырем не могло не взбесить.



Стало понятно, что, пока цел и силён СССР - Pax Americana, "мир по-американски", никогда не будет по-настоящему глобальным. Мириться с этим американское руководство не собиралось. Рано или поздно это означало войну - и скорее рано, чем поздно. Американцы не строили иллюзий насчёт своей возможности победить советскую армию на суше: они понимали, что имеют дело с силой, сумевшей переломать хребет даже великолепно отлаженной и, казалось бы, несокрушимой военной машине вермахта. Поэтому ставку сделали на войну в воздухе и всё тот же, никем пока не побитый, свой козырь - атомную бомбу. От угроз её применения собирались перейти к делу - причём быстро и массированно, буквально испепеляя крупнейшие советские города, желательно со всеми, кто там живёт, от мала до велика. Именно такие цели были поставлены уже в "Пинчере", одном из первых (1946 г.) планов превентивного нападения на СССР1.


45203_02


Загвоздка была в том, что выполнимость этих планов была под большим вопросом. Не хватало как самих атомных бомб, так и носителей к ним. Даже весьма совершенные по тем временам дальние бомбардировщики Б-29 вместе с его улучшенными версиями - Б-50 - с трудом "дотягивались" до целей в глубине Советского Союза. Кроме того, передовые базы, с которых они могли действовать, слишком быстро оказывались под ударом советских танков и могли быть утрачены до того, как нужное по американскому плану число советских людей будет испарено или поражено лучевой болезнью. Выходов было два: совершенствование стратегических бомбардировщиков с увеличением их дальности действия и грузоподъёмности - и дополнение их палубными носителями атомных бомб, не зависящими от наземных баз.



Супер-бомба, супер-самолёт, супер-авианосец: первые наброски



Итак, задача была определена: флоту нужно средство доставки атомной бомбы - палубный самолёт, способный её поднять и сбросить в глубине территории СССР - и авианосец, с которого такой самолёт мог бы взлететь. Учитывая массу и габариты тех первых бомб (свыше 4,5 т при длине свыше 3 м) - задача более чем нетривиальная. До сих пор единственным типом самолётов, способным применять те бомбы, был стратегический бомбардировщик Б-29 "Сверхкрепость", по размерам и весу в несколько раз превосходящий всё, что когда-либо взлетало и садилось на палубу авианосца. Но адмиралы сказали - "надо!", а инженеры ответили - "есть!" Гигантский "стотысячефунтовый" палубный бомбардировщик создавался вокруг бомбы, а новый авианосец (тогда имевший только условное обозначение "проект авианосца 6А") создавался вокруг этого бомбардировщика.

Согласно техническому заданию, новый самолёт при максимальной взлётной массе в 100000 фунтов (45359 кг - это примерно в 3 раза больше массы бомбардировщиков Б-25, взлетавших с палубы авианосца "Хорнет" во время знаменитого рейда на Токио) должен был иметь боевой радиус в 2000 морских миль (3704 км), и доставлять на это расстояние 15-футовую бомбу массой в 16000 фунтов (4,6 м и 7,3 т - можно видеть, что на всякий случай заложили возможность дальнейшего роста атомных бомб, реальные "Малыш" и "Толстяк" были поменьше и полегче). Предэскизное проектирование нового бомбардировщика началось уже в 1945 году под кодовым обозначением ADR-42, в конкурсе на его разработку приняли участие фирмы "Дуглас", "Норт Америкен" и "Кёртисс-Райт".

Начало проектированию супер-авианосца под этот супер-бомбардировщик было положено 28 декабря 1945 года запиской контр-адмирала Гарольда Саллады (Harold B. Sallada), главы флотского управления аэронавтики. "...Корабль должен быть радикально [отличающимся] по конструкции", - писал адмирал, - "без надстройки-"острова" и без ангара. На полётной палубе должно размещаться порядка 14 самолётов... 500000 галлонов топлива должны позволить каждому самолёту совершить около восьми боевых вылетов на полный радиус..." Такой, казалось бы, возврат к прошлому (ни "острова", ни ангара, словно у ранних авианосцев 1920-х годов) как раз проистекал из размеров ADR-42: предполагалось, что в ангар он всё равно не поместится, а надстройка-"остров" могла помешать супер-бомбардировщику взлетать и садиться при его размахе крыла. Всего восемь боевых вылетов - следствие расчёта на ядерное оружие: после сброса 14*8=112 атомных бомб, как предполагалось, достойных целей даже в радиусе 2000 миль от авианосца попросту не останется. 8 января 1946 года заместитель морского министра США по авиации, адмирал Марк Митчер (Mitscher), дополнил намётки Саллады: по его мнению, новый авианосец должен нести от 16 до 24 ударных самолётов, и топливо на 4-6 вылетов для каждого.

К весне 1946 года управление аэронавтики всё-таки сочло, что строить столь узкоспециализированный корабль было бы чересчур - классические авианосцы как раз и замечательны своей универсальностью. После принятого 19 апреля 1946 года решения новые проработки конструкции корабля уже предусматривали как ангар, так и истребители прикрытия в составе авиагруппы. Ангар сначала задумывался лишь для хранения истребителей, но позже сочли, что по многим соображениям удобнее было бы и ударные самолёты не держать постоянно на палубе, так что проектные размеры ангара и самолётоподъёмников увеличили. Но в одном - что корабль должен быть гладкопалубным, без надстройки-"острова" - управление аэронавтики было непреклонно: размах крыла супер-бомбардировщика ограничивать не собирались. Дымовые трубы предполагалось сделать складывающимися, а локаторные антенны, командный мостик и посты управления авиацией разместить в небольшой убираемой рубке по правому борту. Новый корабль получил уже традиционное "авианосное" обозначение - CVA-582.

41795_03


Модель одного из ранних вариантов "Юнайтед Стейтс" в опытовом бассейне, примерно 1947 год. Можно видеть 8 складывающихся дымоходов по бортам и 3 бортовых самолётоподъёмника, достаточно больших для размещения тяжёлых бомбардировщиков. Макет одного из них со сложенным крылом - на подъёмнике правого борта. Макеты бомбардировщиков соответствуют проекту "стотысячефунтового" самолёта "Кёртис-Райт Р.558", истребители - F7U "Катлэсс" фирмы Чанс-Воут и, предположительно, груммановские F10F "Ягуар". Катапульты только в носовой части палубы, спонсонов с бортовыми катапультами на авианосце ещё нет - они возникли в более поздних версиях проекта. Дымоходы подняты в походное положение.

65084_04


Та же модель, дымоходы завалены для полётных операций

Программа флота номер один



С 1945 года ядерное оружие стало важнейшим компонентом американской военной машины. Было ясно: оснащённые им рода войск получат наибольшее финансирование, лучшие кадры и снабжение, а также стремительное развитие в ближайшем будущем.



В 1947 году была проведена серьёзная реформа вооружённых сил США: ранее бывшие отдельными военное и морское министерство были теперь подчинены единому ведомству, министерству обороны (Department of Defence); армейский же воздушный корпус был выделен в самостоятельный род войск (военно-воздушные силы США - англ. U.S. Air Force), подчиняющийся теперь не армии, а непосредственно министру обороны и президенту. Пока что носителями ядерных бомб располагали только ВВС, а ударные авианосцы нового типа должны были стать гарантией того, что ВМС США тоже не останутся без своей доли носителей. Эта идея всемерно поддерживалась министром обороны США, Джеймсом Форрестолом3.



Лирическое отступление: о Форрестоле - человеке, а не пароходе


49187_05

Джеймс Винсент Форрестол (Forrestal, 1892-1949), морской министр США в 1944-1947 гг., первый министр обороны США в 1947-1949 гг.



Ещё в 1943 году, будучи лишь заместителем морского министра, Дж. Форрестол говорил об устройстве послевоенного мира: "Понятия "безопасность" больше не существует... Мощь подобна богатству: её либо используют, либо утрачивают". Позже, на посту министра обороны, он продолжал оставаться последовательным сторонником скорейшего и всестороннего использования американской мощи - в первую очередь, для уничтожения Советского Союза. Именно он стоял у истоков программы "супер-авианосцев" и создания на основе этих кораблей авианосных ударных групп, справедливо полагая, что полагаться исключительно на авиацию наземного базирования при нападении на СССР было бы опрометчиво. Сама необходимость такого нападения даже не ставилась Форрестолом под вопрос - иначе, дескать, Советы нападут сами, лишая Америку преимущества первого удара. Пусть доклады и разведки, и аналитиков вроде Кеннана однозначно указывали, что "Кремль не желает новой войны и не ожидает её" - в стремление СССР вот-вот напасть на западные страны Форрестол не просто верил, а истово веровал. На этой почве, собственно, и тронулся рассудком: в 1949 году его видели бегающим по улицам с воплями "Русские идут! Русские идут! Они прямо здесь, я видел русских солдат!" 28 марта 1949 года в связи с психическим расстройством он был снят с должности, а 22 мая выбросился из окна своей квартиры на 16-м этаже.


97332_06

Карикатура Кукрыниксов

На кону стоял не просто престиж, но дальнейшая судьба флота вообще, поэтому программа велась с огромным размахом. Новым авианосцам предстояло стать крупнейшими в истории боевыми кораблями, намного превосходя прежних рекордсменов (японские линкоры типа "Ямато"). Масса и размеры, а также уникальный состав авиагруппы и её боевые задачи накладывали свой отпечаток на облик авианосца, делая его непохожим как на предшественников, так и на последующие корабли этого класса. С 1945 года было разработано 78 существенно различающихся эскизных проектов, и лишь в 1948 году был выбран окончательный вид будущего корабля. Саму классификацию для него придумали особую: не просто авианосец, а ударный авианосец (англ. Attack Carrier). Рамки класса "линейных авианосцев" (Battle Carriers), тоже всего пару лет назад придуманного специально для "Мидуэев", оказались слишком тесны для нового корабля: он был больше предшественника в добрых полтора раза. Это ли не ирония: ещё так недавно колоссы типа "Мидуэй" даже по меркам американского флота считались чересчур большими и дорогими - а теперь они были низведены до роли эскорта при новых исполинах!

56676_07


Маловато не будет

Вокруг гигантов типа CVA-58 должна была отныне строиться вся структура флота. 4 единицы, запланированные к постройке, составили бы ядро 4-х авианосных ударных групп (АУГ). В каждой такой группе один ударный сверх-авианосец поддерживали бы и прикрывали по три "обычных" авианосца - один линейный типа "Мидуэй" и два тяжёлых типа "Эссекс" - и десятки кораблей охранения. Три такие АУГ обеспечили бы непрерывное патрулирование в Средиземном море (одна постоянно развёрнута в районе патрулирования, две другие на подмене, обеспечивая ремонты кораблей и подготовку экипажей); четвёртая группа предназначалась для действий в бассейне Тихого океана.


В январе 1948 года морское министерство США сформулировало официальное техзадание на разработку тяжёлого палубного бомбардировщика взлётной массой до 100 тысяч фунтов (свыше 45 тонн), который до того оставался лишь на уровне эскизных проектов. Самолёт был слишком велик для любого из построенных прежде кораблей и предназначался исключительно для ударных авианосцев нового типа.

11-14 марта 1948 года в городке Ки-Уэст прошло совещание высших руководителей вооружённых сил США во главе с министром обороны Дж. Форрестолом. Хотя там и было подтверждено, что основная роль в доставке ядерного оружия принадлежит ВВС4 - Форрестол поддержал и запросы флота, который со временем должен был взять на себя существенную долю ядерного арсенала США. Планы постройки, по меньшей мере, одного сверх-авианосца также были подтверждены. Полтора месяца спустя, 28 апреля 1948 года, с палубы авианосца "Корал Си" взлетел переделанный патрульный самолёт P2V "Нептун", в принципе способный поднять атомную бомбу и сбросить её на цель. "Нептуну", конечно, было далеко до бомбардировщика - "стотысячника", планировавшегося как основной ударный самолёт для супер-авианосцев, но он давал уверенность, что уже при вводе в строй новый корабль получит хоть какой-то носитель, даже если "стотысячник" ещё не будет готов.


Однако пока будущий сверх-авианосец оставался лишь на бумаге. В мае 1948 года американский Объединённый комитет начальников штабов (ОКНШ) утвердил очередной план ведения ядерной войны под кодовым названием "Хафмун" (Halfmoon). В отличие от предшествующих ему набросков ("Пинчер", "Бройлер", "Чариотир" и др.) этот план был уже досконально - до деталей - проработан, и даже согласован с британскими и канадскими военными. К 1 сентября 1948 года модификация этого плана под другим названием - "Флитвуд" (Fleetwood) - была даже разослана по войсковым штабам как руководство к действию на случай войны. К разочарованию адмиралов, роль флота в "Хафмуне"/"Флитвуде" была сведена к вспомогательной, авианосцам предписывалось лишь "дополнять и поддерживать" рейды стратегических бомбардировщиков ВВС5.


Великая "битва за бюджет" - как Министерства обороны в целом, так и внутри ведомства между ВМС и ВВС - не прекращалась ни на день. Совершенствование и производство ядерных бомб обходилось дорого, перевооружение ВВС на реактивную технику, производство и модернизация "атомоносцев" Б-29 и Б-50 тоже шло далеко не бесплатно, а тут ещё и флот затеял строительство новой "игрушки" по баснословной относительно курса 1940-х годов цене в 198 миллионов долларов. Причём эта сумма - лишь стоимость самого корабля; с учётом же разработки и постройки самолётов, кораблей охранения и обеспечения затраты на эту программу оценивались в 1 млрд. 256 млн. долларов. Генералы от авиации риторически вопрошали - "есть ли предел аппетитам адмиралов?", а флотские не оставались в долгу, окрестив гигантский межконтинентальный бомбардировщик Б-36 "промашкой ценой в миллиард долларов" (англ. billion dollar blunder).

Лирическое отступление: о важности образа врага



Особую пикантность "битве за бюджет" придавало то, что лишь недавно завершилась мировая война, огромное количество произведённых для неё вооружений и так некуда было девать, а явного и грозного врага, которого можно было бы предъявить Конгрессу в оправдание военных расходов, как-то пока не просматривалось. Правда, проблема с образом врага была поправима: 18 июня 1948 года по инициативе американцев в западных зонах оккупации Германии была введена "сепаратная марка", в нарушение Потсдамских соглашений раскалывающая Германию; естественной реакцией СССР стало закрытие границ своей зоны оккупации и блокада Западного Берлина. Так было положено начало первому "Берлинскому кризису" и получен повод к эскалации напряжённости между США и СССР, вылившейся в размещение на базах в Европе "атомных" бомбардировщиков Б-29 (июль-август 1948 года). И уже к 1 сентября того года американские, британские и канадские войсковые штабы получили конкретные и детальные руководства к действию на случай атомной войны (план "Флитвуд"). Вскоре после этого Джеймс Форрестол затребовал от ОКНШ оценку возможного воздействия на Советский Союз "большого удара" - сброса на нашу страну всех до единой атомных бомб, которыми располагали на тот момент США. Обстановка накалялась...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

(no subject)


Двоим против четырех не выстоять ?
Немного про крутящий момент.



 

Навеяно началом дискуссии с Андреем Тарасенко.
Продолжу здесь.

Первое.
В сравнительной таблице наших двухтактников и классических четырехтактных танковых дизелей российского и западного производства обычно не приводится одна важная характеристика – крутящий момент, к сожалению не стал исключением и блог уважаемого Андрея.

Давайте эти цифры вспомним:
6ТД1 (1000 лс) - 256 кгсм, 6ТД2 ( 1200 лс) – в разных источниках 286,307 и 320 кгсм
Между тем даже старенький В-46 на танке Т-72 (780 лс) выдавал 315 кгсм, более новый В-84 на Т-90(840 лс)уже 340 кгсм, а В-92 на новейших Т-90 ( 1000 лс) ажно 403 кгсм
Сведений о величине крутящего момента новейших модификаций – ТД3,4,5 мне найти не удалось. Хотя цифры мощности в 1400,1500 и 1800 лс красуются везде.
Немаловажный момент – все наши двигатели выдают максимум момента при 2050 об-1, а российские уже при 1300 об-1
 
Наши килограммометры сравнимы с двигателями бывших потенциальных противников-
43 тонный немецкий Леопард -1А5 довольствовался двигателем МВ 838 с 290 кгсм момента, а переделанный из бензинового ветеран AVDS -1790 американского танка М-60А3 с весом 51 тонна и вообще 250 кгсм.
Но на обеих поток мощности шел через гидротрансформатор, что меняет дело. 51 тонному Оплоту-М, приводится довольствоваться традиционной планетаркой , правда с автоматизированным управлением.

Этот факт обычно приводится как негативный для оценки украинской продукции, и ее применения на бронетехнике в частности, что в общем-то логично. Момент – это и приемистость и движение по тяжелому грунту.
Кк этому мы еще вернемся в пункте третьем.

Второе.
Использование двухтактных дизелей в танкостроении – не новость. Однако настораживает, что ВСЕ страны, первоначально сделавшие ставку на двухтактники, впоследствие от них отказались. Несмотря на ЯВНЫЕ ИЗДЕРЖКИ, связанные с внедрением нового поколения двигателей, отсутствие преемственности в конструкции силовой установки, неизбежную необходимость какое-то время одновременно эксплуатировать оба типа двигателей.

Для начала следует отметить Великобританию. Британский танковый двухтактник Leyland L60 , ( с крутящим моментом в 210 кгсм, подававшимся через планетарную коробку)применявшийся в 55 тонном Чифтене зарекомендовал себя неважно,будучи одной из причин его посредственных ходовых качеств. В танке следующего поколения был заменен на четырехтактник Кондор.
Уменьшенный вариант L60 – 240 сильный K60 стоял на самоходке Аббот и на всех много численных машинах на базе БТР FV 432, но следующее поколение боевых машин на базе БМП Уорриор снабжается четырехтактниками- уменьшенными Кондорчиками.

Далее - К60 был одним из двух двигателей в силовой установке известной шведской танкосамоходки STRV-103, пошедшей в серию в 1967 году ( вторым двигателем была газовая турбина). Однако при апгрейде до модификации 103С в 1986 году, ВСЕ английские двигатели были заменены американскими четырехтактными Детройт Дизель.
Даже маленький 30 сильный двухтактник Ковентри-Климакс, бывший вспомогательным двигателем на Чифтене и сохранившийся на Челленджере 1, на Челленджере 2 был заменен.

Наконец – Япония. Двухтактный 10 цилиндровый Митцубиси на основном танке «тип 90» будет заменен на …….правильно, на четырехтактный 8-цилиндровый двигатель нового танка «тип 10»
Украина конечно не родина слонов, но надо признать, делать мощные двухтактные двигатели мы умеем получше некоторых.

Третье.
Какова стратегия ведущих производителей танковых двигателей в мире ?
Ее можно охарактеризовать словами – НИКАКОГО ЭКСТРИМА и критических технологий.
Дорабатыают свой ресурс турбины на Абрамсах, скромно молчат французы о своих «HYPERBAR», и в лидеры выдвигается КЛАССИЧЕСКИЙ четырехтактный дизель MTU.
Характеристики впечатляют – младший MTU 890-6V: 750 лс при весе тела 470 кг ( с оборудованием 520 кг),Размеры (ДхШхВ) = 760х700х590. 
Учитывая линейку агрегатов можно вполне говорить о фактически ЕДИНОМ ДИЗЕЛЕ НАТО.Крупносерийное производство, отсутствие критических технологий и экзотических материалов даст умеренную стоимость.

Справедливости ради нужно погорчить пилюлю немцам и соответственно подсластить украинцам: повышенные обороты и соответственно – пониженный крутящий момент имеют место быть, законы физики обойти нельзя.
Тот же 890-6 имеет момент 125 кгсм. Притом что обороты макс мощности у него 4350 можно предположить , что выдает он эти килограммы примерно на 3200. Вывод – на бронетехнику можно сставить только с гидротрансформатором. Что сделает блестящую картинку габаритов, веса и стоимости всей силовой установки более бледной.
И все камни в огород 6ТД, касающиеся невысокого крутящего момента можно смело перекинуть в ухоженный германский цветничок.

В качестве вывода – нельзя сказать, что наше военное дизелестроение идет по неправильному пути. Но этот путь будет ЯВНО НЕПРОСТЫМ.
Поскольку хочется, чтобы моя страна экспортировала металл не в виде арматуры а в виде подобных агрегатов – я пожелаю украинским двигателистам успехов. 

На аттаче – Leyland L-60,правнук JUNKERSMOTORа, как и его харьковский сводный брат.